Музей | Православная гимназия

Музей

ИСТОРИЯ САМОВАРОВ
Принцип, на котором основан самовар, был, по-видимому, известен еще
древним римлянам. Необычные сосуды, найденные при раскопках Помпеи,
наводят на мысль, что предназначались они для нагревания воды не на
внешнем огне, а каким-то внутренним жаром. Кранов у них не оказалось, но
на некоторых сохранились специальные ушки. Из остальных воду, наверное,
приходилось вычерпывать.
До недавнего времени считалось, что первую самоварную фабрику в
России основал в 1778 году туляк Иван Лисицын. Между тем упоминание о
самоварах обнаружено в реестре продукции Троицкого завода Турчанинова
на Урале еще за 1767 год. Это документальное свидетельство дало основание
предположить, что кустарным способом такие изделия могли изготовляться
еще раньше. Однако веских доказательств в пользу этой версии найти не
удавалось — ни письменных, ни вещественных: самоварных дел мастера, как
правило, не ставили на своих изделиях даты изготовления. Лишь
сравнительно недавно в Свердловске обнаружено архивное дело, которое
окончательно поставило под сомнение тульский приоритет. В 1740 году на
Уткинской пристани стража задержала шесть «незаконных» подвод. Они
следовали в обход Сибирского тракта, чтобы избежать оплаты пошлины.
Специально вызванные из Екатеринбурга таможенные чиновники
обнаружили при досмотре контрабандного груза медный, луженный на обе
стороны самовар с прибором. При расследовании выяснилось, что этот
водогрей весом 16 фунтов был сделан на Иргинском заводе, основанном в
1728 году.


Поисками уральских историков установлено, что первые самоварные
устройства начали изготовляться на заводе горнозаводчика Демидова.
Похожие на котлы с крышками, небольшого размера, простые и дешевые, а
также богатые, украшенные орнаментом, чеканным по луженой поверхности,
они предназначались для приготовления весьма почитаемого тогда сбитня —
горячего напитка из меда, шалфея, зверобоя и пряностей. Чтобы варево не
остывало, в трубу, вставленную внутрь «сбитенника», накладывали горячие
угли.
Впрочем, делались в старину и другие самовары — так называемые
кухни, с двумя отделениями, в одном из которых варили щи, в другом —
кашу. Первое отделение впоследствии стали использовать и для чая. Но
полностью «переквалифицировался» на него сосуд для приготовления
сбитня. Постепенно у него появился кран, называвшийся поначалу
самоварным вертком, «выросли» ножки и ручки. Это была реакция на
дороговизну чая: заварник можно было многократно заливать кипятком и

«гонять» чаи, правда, уже лишь слегка подкрашенные и почти лишенные
запаха.
На Западе самовар в шутку назвали главным русским изобретением. В
каждой шутке есть доля истины. Суть изобретения, которое немцы
совершенно серьезно назвали русской чайной машиной, состояла в том, что
самовар не только кипятил воду, но и сигнализировал о степени ее
готовности, а точнее — о стадиях кипения.
Различают три таких стадии. При первой на поверхности воды у стенок
сосуда появляются пузырьки. При второй начинается массовый подъем
пузырьков и помутнение воды — бьет так называемый белый ключ. При
третьей происходит интенсивное бурление — пузырьки, всплывая, лопаются
и брызгают. Каждая из этих стадий сопровождается характерным звуком.
Вслед за тонким сольным «голосом» слышится как бы шум слаженного
пчелиного роя, потом раздается хаотичный сильный звук. Всю эту
полифонию по-своему передает самовар: сначала он «поет», потом «шумит»
и уж затем «бурлит». Так вот, второй сигнал и является знаком готовности
кипятка.
Разжигали самовар лучинами и щепками, топили древесным углем,
сухими чурками и сосновыми шишками, раздувая огонь сапогом. Для тяги
ставили на внутреннюю трубу Г-образный удлинитель. Самовар украшали
рушниками и связками баранок. К чаю подавали расстегаи, кулебяку, блины
и сладости. С появлением оригинального кипятильника чаепитие на Руси
стало признаком хорошего тона, а задушевный застольный разговор за чаем
— национальной чертой, особенностью России. Даже Петр Великий, активно
внедрявший в русский быт кофе, имел собственный самовар, вырезанный из
прозрачного кварца. Он и поныне хранится в Оружейной палате
Московского Кремля.


В 1770 году Екатерина II прислала в подарок грузинскому царю
Ираклию II самовар с чайным сервизом.
В Мемориальной избе в Филях хранится самовар-бочонок великого
русского полководца М.И. Кутузова, сопровождавший в обозе генерал-
фельдмаршала во всех его походах.
В каждом доме старой Москвы кипел начищенный до блеска самовар.
Он стал неизменным спутником раздумчивых бесед, литературных чтений и
философских вечеров. Как отмечал декабрист Н.А. Бестужев, известный
писатель, историк, экономист и живописец, самовар заменял в России
камины, около которых во Франции и Англии собирались кружки. В самом
деле, самовар стал одним из отличительных признаков русской культуры, как
бы эмблемой русской национальности.

Популярность его была столь велика, что пришлось создать даже
специальные дорожные варианты — четырех- или восьмигранники на
складных ножках. Некоторые из них одновременно могли служить и в
качестве кофейника: внутри для этого помещалась металлическая рамка с
натянутым на нее холщовым мешочком для молотых зерен. Такая
конструкция чем-то напоминала вьетнамский чайный котел.
В Древнем Вьетнаме свежие зеленые листья и побеги чайного растения
обрабатывали паром или кипяченой водой, засыпая их в разнообразные
глиняные и металлические сосуды с двойным дном. Приготовление
живительного напитка, приятного на вкус, с хорошим ароматом и красивым
светло-зеленым, слегка золотистым оттенком, носило церемониальный
характер и по многообразию приемов напоминало кустарное хлебопечение. В
одних домах лист перед заваркой мяли, в других скручивали. Такого способа
получения чая, чашку которого вьетнамцы выпивали перед началом каждого
трудового дня, не было больше нигде в мире.
Самовары отличались большим разнообразием форм и изяществом
отделки — от ведерного самовара-шара до стройного сосуда в стиле
«ампир». Художественная фантазия русских мастеров не знала границ.
Изделия выпускались в виде груши, кувшина и кубка, древнеримской вазы,
крутобокие, круглые, как шар, тоненькие, в рюмку, желтой и красной меди.
А один уральский умелец придал этому немудреному, как говорил В.И. Даль,
«водогрейному, для чаю, сосуду с трубою и жаровнею внутри» форму
турецкого барабана. Детали самоваров превращались в фантастических рыб,
дельфинов, в царские короны и даже в наполеоновскую треуголку. В
искусных руках туляков братьев Соколовых, Николая Маликова, уральцев
Ивана Пушкарева и Ивана Киселева, владимирских умельцев обыденная
домашняя утварь, атрибут семейного уюта превращалась в произведение
искусства.
Тульские самовары украшал орнамент в виде свисающих полотенец с
бантами и цветами, а московские — широкая кайма из лиственной гирлянды.
Хотя в начале XIX века московский медный завод был самым значительным
предприятием по выпуску самоваров, в Туле в это время уже действовало
четыре довольно крупных заведения такого рода, не говоря о многих мелких
мастерских в окрестностях города. Тон задавали фабрики Баташева,
Шемарина, Воронцова. К концу века этим делом в Туле занималось до пяти
тысяч человек, большую часть из которых составляли надомники. Наружные
стенки из латунного цилиндра выковывали наводильщики, их продукцию
оттачивали токари. Поддоны, краны и ручки отделывали слесари, готовый
самовар составляли из частей сборщики.

Из 150 тысяч самоваров, производимых в России в 1887 году, 120 тысяч
были тульскими. Петербург специализировался на выпуске мельхиоровых
сосудов. У тюменского коллекционера уникальных самоваров Г. Сидорова
сохранился петербургский экземпляр, на котором выбито двенадцать
медалей, завоеванных фирмой-изготовителем на разных выставках конца
прошлого — начала нынешнего столетий. Стремление к удешевлению
производства, к его стандартизации привело к переходу на единую
цилиндрическую форму. Ею стала обыкновенная «банка», позже
никелированная. Но время от времени продолжали изготовляться и
оригинальные экземпляры. Один из них — «Петух» — был отлит по эскизу
известного русского художника В.М. Васнецова в память о Всемирной
венской промышленной выставке 1873 года. Этот царь-самовар стоял на
петушиных лапах и опущенном хвосте, вместо крана у него была петушиная
голова. На высокой трубе безымянный мастер вычеканил надпись: «Самовар,
что море Соловецкое. Пьют из него за здоровье молодецкое», а на конфорке
вывел славянской вязью: «Без соли, без хлеба плохая беседа» и «Самовар
кипит, уходить не велит». Запечатлена на нем и еще одна «петушиная
мудрость»: «Где есть, чай, там и под елью рай».
В прошлом веке к угольным самоварам присоединились керосиновые, а
в веке нынешнем — электрические.
В 1936 году рабочие тульского завода подарили VIII Чрезвычайному
съезду Советов огромный самовар-цилиндр. Тульское самоварное
производство и сегодня — самое крупное в стране. За год здесь выпускают
до полутора миллионов аппаратов в двадцати модификациях — от
традиционных древесноугольных, под сапог, до современных электрических.
Все отечественные самовары можно условно разделить на четыре типа:
цилиндрические гладкие (полированные или никелированные), конические
гладкие никелированные, граненые и фигурные. Емкость их варьирует от 2,5
до 10 литров.


Жаровые самовары-деды постепенно выходят из употребления.
Название «Тула» носит теперь электрический полуторалитровый сосуд,
который выпускается на заводе «Штамп». Вода в нем закипает за восемь —
десять минут. Великолукский завод «Электробытприбор» производит
термовыключатели для чайников, самоваров и подобных им кипятильников с
трубчатыми термоэлементами. После закипания воды устройство само
отключает аппарат.
Истинных чаевников все эти новинки техники не очень-то радуют. Ведь
каким особым смыслом издавна наполнена процедура чаепития! Сбор сухих,
растрескавшихся шишек, нарезка звонких сосновых лучин, раздувание

вчерашних головешек, иногда с помощью сапога, надетого на трубу, —
каждая из этих операций была истинным священнодействием. Конечно,
сегодня, в век электронных и химических технологий, многие из дедовских
способов приготовления и употребления чая стали ненужными.
Может быть, поэтому горожане с большей охотой покупают
электросамовар, изготовленный Днепропетровским
электровозостроительным заводом. Местные журналисты окрестили
новинку, в корпус которого вмонтирован чайничек, «чаепитным чудом». В
самом деле, какое удобство, какой комфорт! Быстро и гигиенично, никакой
возни с топливом, никакого дыма и никакой копоти. Время кипячения
контролирует терморегулятор. Подача кипятка и заварки осуществляется
простым поворотом ручки: повернешь краник влево — потечет крутой
кипяток, вправо — побежит чайная заварка. И все же напиток из такого вот
титана-кипятильника пьется без былого смакования. Ибо не в состоянии этот
быстродействующий электроаппарат создать тот специфический терпкий
вкус и тонкий аромат, которые издавна составляли душу жарового чая.
Источник: Хохлачев, В. В. История самоваров [Текст] // Все о чае / В. В.
Хохлачев. – Москва : Агропромиздат, 1987. – С. 186 – 194.

Comments are closed.